Дневник Восточного похода. Часть вторая

Дневник Восточного похода. Часть первая

16 октября. Лаар – Саадат Шакр

Позавтракав крепким чаем с финиками, команда тронулась в путь.

Сразу после старта удалось взять хороший темп, но наступившая дневная жара принесла неприятность – на Мишином квадре порвался ремень вариатора. Несмотря на то, что замена ремня – ситуация вполне прогнозируемая, она, как и все прочие неприятности, всегда случается невовремя!  На самом деле, следует отдать должное: без замены ремней мы прошли уже больше 6.000 километров по жаре и на высоких скоростях. По правде говоря, я ожидал, что ремни начнут выходить из строя раньше. Рекорд «долгожительства» ремня в нашей команде был установлен в прошлом году во время пробега «Хожение За Три Моря». Тогда на двух CF6250-X6 ремни пришлось заменить после 9.500 километров, третий –  пробежал около 10.000.

Если в мастерской, где есть пневмогайковерт, процедура снятия шкивов не представляет никакой сложности, то в полевых условиях приходится повозиться. Чтобы облегчить задачу по разборке и сборке вариатора, мы заготовили специальный ключ, с помощью которого можно зафиксировать шкивы. Для квадроциклов CF500  и CF6250-X6 мы в свое время делали такой ключ, но, поскольку вариаторы на этих моделях имеют существенные отличия, для X8 была сделана спец-версия ключа. Конечно, русский человек способен на многое – как говорится: «если один собрал, то другой завсегда разобрать сможет». Но лучше все же, когда под рукой есть хороший инструмент.

Постепенно, по мере продвижения на север, пустынные ландшафты Ирана начинают оживать. В местах, по которым мы едем, довольно активно ведется сельское хозяйство. По сторонам от дороги растут финиковые пальмы, хлопок, кукуруза. Здесь настолько тепло, что помидоры отлично растут в открытом грунте, без теплиц. Правда, все, что иранцы пытаются выращивать, необходимо регулярно поливать. Естественных дождей за год выпадает не так уж и много. Поэтому, каждому местному крестьянину можно смело выдавать орден и присваивать звание «Герой Труда».

Около шести вечера, стараясь успеть до наступления темноты, мы оккупировали небольшое ущелье рядом с дорогой. Несмотря на то, что нас с трассы не видно,  шум от проезжающих внизу грузовиков концентрируется над нами, и на слух кажется, что автомобили летают в небе. Похоже, это последняя ночевка без палаток – после захода солнца становится прохладно.

17 октября. Саадат Шакр – Кашан

Двигаемся на север, в направлении на столицу – Тегеран. Честно говоря, третий день скоростной «пилёжки» по шоссе уже достал. Из Дядиного вариатора раздается непонятный грохот. При этом ремень еще не меняли. До сих пор жив заводской.

Во многих местах, не стесняясь, курят гашиш. Часто, даже за рулем автомобилей. Обгоняя, дают понять, что готовы поделиться. В Кашане мы заправились, закупили на ужин продуктов и воды. Сегодня у нас «рыбный день». К традиционным макаронам взяли несколько банок консервированного тунца иранского производства. Тунец, кстати, оказался очень вкусным.

Мы отъехали от города на десяток километров и встали на стоянку, чтобы успеть еще засветло отремонтировать проблемный вариатор. Вскрытие показало, что «умер» опорный подшипник в крышке. Кажется, мы впервые столкнулись с настоящей технической проблемой. В запчастях, которые мы с собой везем, такого подшипника нет. Да и такой случай на нашей памяти произошел впервые. Эти подшипники обычно ходят по многу тысяч километров и ничего с ними не случается. Даже после глубоких бродов, с полным затоплением корпуса вариатора, повреждений подшипников мы не помним. Что ж, техника на то и техника, чтобы периодически заставлять человека напрячь мозг!

Еще возле продуктового магазина Максим заметил мастерскую, в которой стояли токарные и фрезерные станки, и кипела какая-то работа. Полезно всегда запоминать места, в которых можно получить реальную помощь: техническую, медицинскую и т.п. Мы вернулись в город в надежде найти подходящий по размеру подшипник или выточить из латуни втулку, которая сможет выполнять его функции на оставшиеся до финиша километры. Как оказалось, иранцы, занимающиеся ремонтом типографского оборудования, не только классные мастера своего дела, но и знают в своем городе все точки, торгующие металлоизделиями и запчастями ко всему, что только можно себе представить. Думаю, что если бы нам потребовалось собрать новый квадрик, они бы за одну ночь это сделали. Пока один из механиков на своем автомобиле катал Дядю по городу в поисках подшипника, другой извлек из нашей крышки разрушившуюся наружную обойму. Денег с нас опять не взяли. Это невозможно объяснить – это просто Иран.

Завтра попробуем найти обозначенную на бумажной карте грунтовку и выйти через пустыню к озеру Deryacheh-Ye-Namak. Засыпаем под вой молодых волков. Это Миша, как опытный охотник, определил по голосам, что воют именно молодые волки. Они не могут причинить нам вреда, и побоятся прийти в лагерь, даже когда мы будем спать.

18 октября. Кашан – озеро Deryacheh-Ye-Namak

Когда рассвело, мы закончили сборку вариатора. Ремень, на всякий случай, заменили на новый, чтобы не возвращаться к этому вопросу в ближайшее время. Хотя, первый ремень выглядит вполне работоспособным.

До озера Deryacheh-Ye-Namak около 50 километров. Но это если провести на карте прямую линию от того места, где мы стоим, до береговой черты и измерить ее линейкой. Понятно, что ни одна грунтовка, идущая через пустыню, не бывает прямой.

Похоже, что нашей дорогой давно никто не пользовался. Местами ветер насыпал барханы высотой больше трех метров. Впрочем, с разгону и на полном приводе они легко преодолеваются.

Проехав полтора десятка километров, мы поняли, что дорога идет вокруг города Кашан. Ответвлений в нужную нам сторону не видно. Принимаем решение идти по целине. Это непросто, зато сможем приобрести новый опыт. Километраж предугадать вообще не возможно. Но у нас есть достаточный запас топлива для таких экспериментов.

У Михаила забарахлил выключатель полного привода. Возможно, сказались покатушки по берегу Персидского залива, где даже роса по утрам была соленая, а опреснять технику у нас не было ни возможностей, ни времени. А может быть, и просто оборвали где-нибудь провод от кнопки управления режимами привода к реле. Искать потерянный контакт не стали, просто перемкнули пассатижами клеммы на колодке реле, и дали сервоприводу пожужжать, пока не включится «4х4».

Наша пустыня только кажется небольшой. С учетом спусков – подъемов и сложных траекторий, расстояние накручивается в разы. Очень полезным здесь оказался опыт вождения снегохода в горах. Действительно, и по ощущениям езда на квадроцикле по песчаным дюнам очень напоминает движение по глубокому снегу.

Чтобы не опрокинуться, при движении траверсами вдоль склонов, нужно активно работать весом своего тела: свешиваться, переступать с подножки на подножку, «догружая» таким образом, нужную сторону.

В этих условиях, для квадроциклиста, как для пилота самолета важны два фактора: высота и скорость. Только смысл у них несколько иной. На песчаных холмах надо всегда стремиться забраться на самый высокий из них, даже если он расположен не совсем в том направлении, в котором Вы желаете ехать. Секрет прост: с высоты лучше просматривается пространство и можно более точно наметить дальнейшую траекторию. А скорость не позволяет увязнуть в песке. Если разогнаться больше 40 км/ч, по песку можно ехать так же легко, как по укатанной грунтовке.  Стоит сбросить скорость, как квадроцикл мгновенно вязнет по подножки.

Песчаные дюны – отличный полигон для обучения вождению квадро-пилотов. Правда, новичкам я не стал бы рекомендовать сразу начинать с этого. Опыт переворотов лучше накопить на не таких высоких «тренажерах».

Вот, наконец, пустыня пройдена, и нам открылся вид на долину, в которой мы ожидали увидеть озеро.  С песчаных холмов мы спустились на грунтовку, по которой проезжал абориген на Toyota Land Cruiser 70. Он подарил нам два арбуза и жестами объяснил, что то место, куда мы едем, это вовсе не озеро, и купаться там невозможно.

Обычные снаружи арбузы оказались очень интересными внутри. В разрезе они выглядят как помесь арбуза и дыни. Серединка красная, а по краям, ближе к корке, мякоть имеет желтовато-белый цвет. Вкус тоже весьма оригинален. Центр, как и положено для арбуза – сладкий, а «дынный» краешек – соленый. Ешь и представляешь, какое расстройство желудка наступит через пару часов. Жадность остановить было невозможно, и, кстати, обошлось без негативных последствий. Зато, именно арбуз отлично утоляет жажду. Причем надолго. Присутствие соли восполняет солевой баланс в организме и не дает воде слишком быстро уходить вместе с потом.

Пустыня в этом месте очень напоминает Гоби: твердая плоская поверхность, усыпанная камешками вулканического происхождения. Мы решили остановиться здесь на ночлег и принять решение о дальнейшем направлении нашего движения.

19 октября. Озеро Deryacheh-Ye-Namak –  Верамин

То, что обозначено на карте как озеро, и позволяло предположить, что это стратегический запас пресной воды для Тегерана, в действительности оказалось огромной соляной пустыней со стратегическим запасом соли для всего Мира.

«Озеро» имеет около 100 километров в поперечнике. Вокруг идет грунтовка, но мы решили попробовать сократить путь и пересечь его напрямик. По опыту Казахстана и степей Поволжья нам известно коварство солевых озер, в которых можно увязнуть так, что и трактором достать будет нереально, мы стали двигаться с большой осторожностью, по началу даже прощупывая предполагаемый путь ногами. В конце концов, выехали на ровную как стол твердую поверхность белого цвета. Местами она выглядит, как огромные пчелиные соты, с острыми ребрами на стыках одинаковых по форме и размеру ромбов. Иногда эти ребра попадаются довольно высокие. На всякий случай мы проверили колеса на предмет повреждений. Уж больно громкий хруст стоял при движении.

Ехать вслед, на небольшом расстоянии друг за другом, невозможно. Колеса выбивают из соляной корки остатки влаги, от которой разъедает кожу и глаза. Можно представить, в каком состоянии теперь детали подвески и, что особенно плохо – проводка. После 50 километров, пройденных по соленому озеру, нам стало понятно, почему за это время нам не встретилось ни одного автомобильного следа.

По этой поверхности можно ехать с максимальной скоростью. И все же, когда летишь по соленой поверхности, очень похожей на весенний лед, не покидает мысль о том, что он может и провалиться. О глубине рассола, который может находиться под коркой и возможных последствиях лучше даже не думать. Впрочем, для нас все обошлось. Похоже, что корка лежит непосредственно на грунте.

Разумеется, сотня километров по соленому озеру не прошла даром. Квадроциклы покрыты толстым слоем соли, а багажные ремни задубели настолько, что их невозможно отвязать. А квадроциклы стали скрипеть как несмазанные телеги. Надо срочно искать мойку. Да и нам, кстати, не помешал бы хороший душ. Пыльные дороги и жара, плюс четыре ночевки под открытым небом превратили нас в настоящих бомжей.

Ближайший город – Верамин. Найти гостиницу нереально. Мы уже привыкли к тому, что аборигены с удовольствием помогают и обнаглели настолько, что сами поймали автомобилиста и попросили проводить до отеля.

Честно говоря, за все дни пребывания в Иране складывается впечатление, что из еды здесь «не делают культа», настолько все примитивно и невкусно. Причем, от уровня ресторана и размеров счета это не зависит. Чай с финиками посреди пустыни оказывается лучше любого местного ресторана.

20 октября. Верамин – Астара

Чем ближе к столице, тем больше суеты и выше цены. Все же в Иране уровень цен нельзя назвать высоким. Мы подсчитали, что в день мы тратим примерно сто долларов на всю нашу команду. В эту сумму входят: 300 литров бензина, два двухместных номера в гостинице и обед на четверых, состоящий из четырех первых блюд и 28 шашлыков.

Возможно, нам хронически не везет, но до сих пор нам так и не удалось найти в Иране заведений с достойной кухней. Складывается ощущение, что здесь едят только «фаст-фуд», приготовленный из полуфабрикатов. Есть можно, но удовольствие от еды не получишь.

На заправках мы встречаем уже откровенное надувательство. Если бы не Мишина настойчивость, наши траты на топливо были бы в три раза больше. Обман – во всем: в подсчетах, в «недоливе» и даже в «сдаче». Однажды даже чуть было не дошло до драки.

Причем сначала, когда мы только появились на заправке, нас, как всегда, встречали очень радушно. Заправщики суетились вокруг квадроциклов, помогали заправлять канистры, весело кричали: «Welcome to Iran!». А потом объявили счет, вдвое превосходящий реальный. Назревал скандал. Вокруг нас собралась толпа из заправщиков и автомобилистов из очереди. Миша достал калькулятор, и продемонстрировал «почтенной публике» правильный расчет. Толпа разделилась на два лагеря – один за нас, другой за «барыг». Появился менеджер заправки, который долго препирался, отстаивая очевидно неправильный счет. В конце концов наше упорство и поддержка граждан пересилили, и ему пришлось согласиться. Все же, отдавать сдачу он никак не желал. Мы объявили, что не покинем заправку, пока нам не вернут деньги. На что менеджер стал хамить и резко толкнул Мишу. Мы придвинулись к нему, демонстративно надев шлемы и сжав кулаки в перчатках. Следует отметить, что все четверо участников нашей команды заметно крупнее среднестатистических иранцев, поэтому при любой драке мы имели бы преимущество. Заправщики струхнули и отступили. Менеджер бросил деньги на сиденье квадроцикла и удалился. Конфликт был исчерпан, но все же остался неприятный осадок, от того, насколько горстка дебилов может испортить отношение ко всей стране и людям ее населяющим.

Я не знаю, связано ли это как-то с инцидентом на заправке, но в одом из маленьких городков, который мы проезжали, километров через двести, мотоциклист, обгоняя Дядю, запустил в него сырым яйцом. Хорошо, что Дядя был в дождевике и легко отмылся проливным дождем, который в это время шел.

При пробеге 7.970 км на квадроцикле Максима разрушился ремень вариатора. Для нас это – уже ожидаемое событие. Натренировавшись с  заменой предыдущих трех, мы технично и слаженно, как механики Формулы, установили новый за 20 минут на радость собравшейся толпе «зрителей».

Поскольку наши квадроциклы не проходили ни одного планового ТО, мы решаем возникающие «вопросы», как говорится, по мере поступления. К этому пробегу потеряли герметичность уплотнители выхлопной системы. Глушитель закрыт теплоизолирующими алюминиевыми щитками, поэтому «утечки»  в принципе не страшны. Однако ехать стало некомфортно из-за шума, и мы решили потратить немного времени на приведение глушителей в порядок. CF800-X8 в плане ремонтов намного удобнее предшествующих моделей. Ко всему, что подлежит контролю и обслуживанию, обеспечен быстрый доступ. Да и все остальное разбирается легко и быстро, как «калашников».

Мы двигаемся в сторону иранско-азербайджанской границы. Переход – в городе Астара, расположенном на берегу Каспийского моря.

21 октября. Астара – Агджибиди

Выезд из Ирана оказался несколько сложнее, чем въезд. Начнем с того, что погранпереход работает только с 8.00 до 20.00. Отдел оформления автомототехники открывается в 10.00. Здесь нужно заполнить огромное количество бумаг на фарси. Приходится прибегнуть к услугам декларанта. Его услуги обходятся в 150 долларов за всю команду. Все проходит в доброжелательной атмосфере, но очень долго.

Мы планировали попасть в Баку, посмотреть старый город и сходить в баню. Но «дружественный» Азербайджан позволил нам пребывать на территории страны только 72 часа. Если Вы прибыли в страну самолетом или поездом, то здесь даже виза не нужна и можно законно пребывать в Азербайджане 90 суток. Но ввоз техники требует внесения залога в полном размере ее стоимости. Без залога возможен только транзит, при котором следует вновь пересечь границу в течение трех суток.

От границы до цели нашего сегодняшнего маршрута около 300 километров. Это по самой короткой дороге, по которой местные жители стараются не ездить. Но для нас – в удовольствие ездить там, где погибают подвески дорожных автомобилей.

Мы приехали в Агджибиди. Здесь живут родственники Максима Кевлова, у которых сегодня очень важное событие – свадьба. Чтобы поздравить Намика и Улькар, собрался весь Азербайджан. Приехали гости из Петербурга и Москвы. Всего около тысячи человек!

Нам досталась важная роль – принять участие в праздничном кортеже в качестве почетного эскорта…

Свадьба

Я пытаюсь написать о свадьбе в Агджибиди…. И у меня не получается. Просто не хватает слов, чтобы передать все то, что мы увидели и почувствовали, побывав там. Как поется в песне: «Широкой этой свадьбе было места мало – и неба было мало, и земли». В Петербурге такого не увидишь. Хотите взрыв эмоций – приезжайте в Азербайджан! Чтобы хоть немного поделиться впечатлениями – несколько фотографий…

22 октября. Агджибиди – Пятигорск. Финиш экспедиции

Мне очень жаль, что время, которое мы могли бы провести в Азербайджане, было ограничено всего лишь тремя днями. Чтобы успеть выехать из страны до обозначенного в таможенных документах предельного срока, нам пришлось покинуть гостеприимный край и стартовать из Агджибиди ранним утром. Попробуйте представить себе, как выглядит подъем в пять утра, после того как мы славно погуляли на азербайджанской свадьбе!!!

Похоже, что всем четверым очень хочется домой. Скорость по спидометру временами «заваливает» за сто. Наш маршрут до Пятигорска снова проходит через Алазанскую долину.  Только теперь мы нигде не останавливаемся. Вино нас уже не интересует. Переход через границу Азербайджана и Грузии был почти мгновенным. Из Грузии в Россию – еще быстрее. На всех четырех постах работали те же смены пограничников, что и при нашем первом переходе. «Стукнули» штампы в паспорта и – вперед!

В этот день команда поставила для себя два новых рекорда: две границы за одни сутки и 790 километров пробега! Максим говорит, что легко прошел бы еще столько же, лишь бы поскорее оказаться дома.

Квадроциклетная часть нашего путешествия завершена. Осталось погрузить технику и снаряжение в грузовик и отправиться по домам. Михаил – в Тверь, а Виталий, Максим и Сергей – в Ленинград. И все же, подводить итоги и делать глобальные выводы пока рано: пройденные километры еще не превратились в мемуары (надеюсь, из отснятых материалов получится неплохое кино), а квадрики по прибытии в Петербург должны быть полностью разобраны для проведения подробного анализа их технического состояния. Сейчас можно сказать однозначно: техника отлично выдержала это непростое испытание, а команда записала на свой счет очередной беспрецедентный квадропереход.

С огромной благодарностью ко всем, кто сделал это путешествие возможным!