“Азимут 66” на азиатских квадроциклах к российскому чуду. Маньпупынер 2013.

Почти 10 лет прошло с тех пор, как первый внедорожник оставил свой след на стоянке у подножия плато Маньпупынер на территории Печеро-Илычского заповедника. Трек 2004 года made in уральских первопроходцев во главе с Дмитрием Любарцом, пропиленный в 2005-ом ребятами-ниверами, доработанный чуть позже Алексеем Макаровым, и отшлифованный в 2008 Михаилом Ереминым сотоварищи, до сих пор остается единственным рабочим для такого вида техники (снегоходные треки не в счет – это отдельная лыжня). Дойти до Пупов даже на подготовленном авто – задача с труднопрогнозируемым исходом. Знаменитые мансийские болваны, терзающие душу путешественникам, становятся гораздо доступнее, когда под вами квадроцикл. Этой технике легче даются и краеугольный курумник, и уникальные верховые болота, и многочисленные горные спуски-подъемы.

Команда «Азимут 66.ру» знает эти места наизусть, но не забывать про то, что своенравный Северный Урал каждый год, каждый месяц и каждые полчаса меняет настроение, одаривая путешественников щедрым дождем, густым туманом, летним снегопадом и иногда солнцем.

 Оптимальный месяц для автономных прогулок по Северному Уралу – август – меньше гнуса, больше шансов попасть в погоду. Оптимальная команда – та, в которой уверен. Оптимальная техника для нас всегда CFMOTO. В данном случае проверенных оказалось 17 человек на 16-ти квадроциклах, 14 из которых –  CFMOTO – от пятисотых до восьмисоткубовых моделей. В том числе и незаменимый, в такого рода, путешествиях сайд бай сайд – CF 800–U8, который весь сезон, тестирует команда «Азимут 66.ру». Оптимальный трек, хребтовой – именно он в отличие от захода на точку по низам, дает широкомасштабные представления о красоте североуральской природы.

На гражданских авто команда отправляется за Ивдель до поселка Северный. Там пересадка и 140 километров докатки по насыпной дороге. Несмотря на колейность, переправы и броды скорость полета первого дня – 70-90 км/час. С погодой в первый день тоже повезло.  Первая ночевка на изгибе реки Лозьва у Избы Ильича. Ни избу, ни Ильича не ищите – все давно кануло в лету. Впрочем, дело поправимое – манси начали отстраивать новую. Отсюда идут две дороги: пойдешь налево – попадешь к геологам на заимку, направо – на перевал Дятлова, до которого от Избы 40 километров. Команда отправляется туда.

Утром разгружаем вахтовку и увязываем пожитки, запасы еды и топлива на квадры. Уходим в полную автономку. Нужного хлама оказалось критично много, для излишек приходится искать схрон. И тут начинается аттракцион, сопутствующий любому путешествию в компании больше четырех. Первый кидает клич, что нашел укромное место за углом, крайний, рассчитывая, что первый в адеквате, отправляется «за угол» неупакованный – с коробками в руках, в зубах, на баке… И как результат – нежданная встреча с камнем с фатальным выносом рычага. Через 3 часа до схрона добрались – полет продолжается. Правда, между первой и второй группами – перерывчик ну очень большой.

Касательно запчастей в дорогу. Команда запаслась всем! Тормозные колодки, пыльники, гранаты, рычаги, покрышки, датчики… Пригодилось все, что можно порвать и оборвать камнями, за исключением покрышек. Все-таки ремонтопригодная техника и чудо-механик официального дилера, рулят!

Рельефчик начинается традиционно северо-уральский – выпирающие клыки корневой системы леса, замазанные скользкой глиной, сменяются остриями камней, и те, и другие прицеливаются самой выпирающей частью в покрышки. По сравнению с прошлым годом дорогу просто разъело – стадо больших колес и весенние паводки сделали свое дело. На выходе из болота пригрезилось, что рядом работает рота дровосеков, оказалось – геологический вездеход, не вписываясь в габариты тропы, прет по тайге напролом. Надо до ли говорить, что наше передвижение в ближайшие пару часов было затруднено свежими завалами? Скорость приближалась к пешеходной. Во второй день прошли 50 км и встали за перевалом Дятлова.

Утро как в большой семье – пока один еще спит, другой уже стартовал. Команда окончательно разбилась на несколько групп, которые в целом идут в одном направлении, но когда голова колонны уже ставит лагерь, хвост еще не понимает где он.

Встретив по пути несколько автомобильных экспедиций, подкормив и подпоив некоторое количество пеших групп, понимаешь, что некогда нехоженое направление становится удручающе истоптанным – увы, обратная сторона прогресса. Позже, добравшись до Пупов, куда возможно совершить лишь пешее восхождение (заповедник!), увидели квадроциклетный след. На раритетной поверхности бирюзового мха этот анонимный автограф выглядит надругательством. Егеря сказали, что датирован акт вандализма сентябрем 2012.

Но до Пупов нам еще как до Пекина. Средняя скорость передвижения упала до 7 км/час. В голове от рельефных подбросов еще со вчерашнего дня поселился какой-то марокканский ритм из сплошных бум-бум-бум. С покрышек рвет ниппеля. Проезжаем речку Ельма, спустившись по которой всего на 3 километра можно поймать отборного, спинка к спинке хариуса. Небольшой подъем, затяжной спуск, на пути ручей Тумпья, дальше Маньская Волосница. Где-то здесь из крохотного горного ручья берет свое начало великая русская судоходная река Печора. Упираемся в стену –  небольшая горка с уклоном в 70-80 градусов. Автошники преодолевают ее сутками. Мы же 16 единиц квадротехники переставляем наверх в течение часа с использованием динамической веревки. Начинают греться два квадроцикла – у одного накрылась вертушка, другой перед экспедицией побывал в болоте и не промыл радиатор. Моем. Меняем. На третий день преодолели всего 40 км. И встали за таинственной горой Отортен.

Говорят, что с мансийского Отортен переводится как «Не ходи туда». Но, и в истинности утверждения не уверены. Потому что другие говорят, что манси называют Отортен Лунт-Хусап – «Гусиное гнездо» по той причине, что юго-восточный склон горы круто обрывается к горному озеру Лунт-Хусап-Тур. По одному из нескольких мансийских преданий, в этом высокогорном озере во время всемирного потопа спасся один-единственный гусь. Нам тоже повезло – ледяная вода этого чистейшего озера после всех наших квадроприключений спасительна и прекрасна.

Вечером нам включили ливень. У соседей сверху словно разверзлась труба. Так что ночь посвятили заплывам на матрасах наперегонки со спальниками. И примерно так же стартовали с утра, собирая на себя по пути водянистую завесу тумана. Зато на четвертый день случилось чудо. Его еще называют Седьмым российским Чудом света, но мы-то уже знаем, что Маньпупынер – лидер ощущений! И мы до него дошли. То есть сначала дошли до стоянки. А потом в прямом смысле своими двумя преодолели  5-6 километров до плато. Для кого-то это было самым главным испытанием, но и оно того стоило.

Маньпупынер – в переводе с мансийского Малая Гора Идолов. Здесь с давних пор упираются в небо семь столбов. Самый низкий — 22-метровый, а самый рослый уходит ввысь на 50 метров — как 12-этажный дом. Ступив на плато, попадаешь в какой-то другой мир, где за тобой неустанно бдит старший брат. Точнее семеро старших братьев. И вот что они думают о тебе, а главное, кто их сюда поставил для этого многовекового наблюдения – совершенно непонятно.

Это пешее восхождение было кульминацией экспедиции и ее главной целью. И мы ее осуществили!

Для тех, кто думает ехать или не ехать на Северный Урал ответ только один – ехать! С одной стороны, это действительно удаленное место, добраться до которого без соответствующей техники, подготовки и настроя просто невозможно. С другой, благодаря “раскрученности” маршрута, местами он превращается в лесной автобан, где понятен каждый загиб и знаком каждый пенек. Но, как вы помните из начала, каждый месяц, каждый день и каждые полчаса Северный Урал разный, поэтому всем экспедиционерам, как правило, достается индивидуальный набор испытаний при посещении этих мест. Но поощрение одно на всех – уверенность в том, что чудеса действительно случаются!